Главная > Другие публикации по теме > «Медицинским министром пора назначать А.Чубайса….»

«Медицинским министром пора назначать А.Чубайса….»

Полный вариант статьи, который так и не был напечатан другими «независимыми» изданиями.

Около 6 лет назад в стране было осуществлено слияние министерства социальной политики и министерства здравоохранения. Это было сделано вне общественного обсуждения, сделано под желания и мысли конкретного человека, весьма влиятельного в тот период М.Зурабова. Пожелания при этом были весьма позитивны, но по большому счету все они разбились в результате банального конфликта интересов, так как многие лица из ближнего и дальнего окружения М.Зурабова занимались именно медицинским бизнесом или его ответвлениями. Не будучи выходцем из медицинской среды, будучи экономистом — прагматиком М.Зурабов так и не смог ничего реального предложить стране, не говоря уже о начале столь необходимой структурной модернизации здравоохранения.

Ему по его же словам «…не хватило одного года…». Поэтому отставка стала закономерной и даже несколько подзатянулась.

На смену пришел новый министр и опять из финансистов, а не из медицинской среды. Попробуем смоделировать будущую ситуацию с Российской медициной?

Будет ли успешной деятельность нового министра при столь многофункциональной работе министерства со столь сложным названием:
« Министерство здравоохранения и социального развития Р.Ф. ». Может при разделении такого министерства, выполняющего столь разные задачи и функции на 2 министерства, результаты отдельных составляющих будут более весомы ? ! Многие медики предпочитают разделение и придание медицине отдельного статуса в ранге возрожденного и отдельного министерства. Неплохо бы сделать медработникам такой подарок для осмысления положительного вектора действия властей!

Анализируя шаги нового медико-социального министра, приходится констатировать, что прорыва в модернизации нашего здравоохранении в своём видении министр пока не предлагает. Прежние разговоры, начатые ещё М. Зурабовым о новых Центрах высоких технологий, обрели через различные телеинтервью « второе » дыхание. Понятно что контракты, подписанные её предшественником, министру здравоохранения теперь приходится выполнять, даже если польза от них небольшая. А в некоторых случаях это будет даже вредно, так как позволяет держаться на плаву тем медицинским учреждениям, результаты которых в лечении больных недостаточно хороши.

Средства Национального проекта «Здоровье» смогли только несколько насытить наше здравоохранение диагностической и лечебной аппаратурой. Но это не может быть прорывом в здравоохранении. Нужны более глубинные, системные предложения и методы их реализации. Пока продолжается многолетняя и весьма успешная погоня за финансовым расходованием средств общества, выделяемых на здравоохранение.

Государственные управленческие структуры все эти годы убаюкивали себя и всех нас мыслями, что чем больше будет освоено средств (читай, списано на оптом поставляемую технику, плюс откаты), тем медицинская помощь в стране будет лучше. Опасное заблуждение! Если ничего в нынешней системе не менять, то так и будет, как пишет « Медицинская Газета » в № 61 – за 2007 год на стр. 4-5 «… в Кемеровскую область по линии Национального проекта поступило 400 аппаратов ультразвуковых исследований, а врачей имеется всего на 200. И это естественно при работе аппарата ультразвуковых исследований высочайшей стоимости всего в одну смену….». При двусменной работе весьма дорогой аппаратуры врачей для работы с ней надо бы иметь 800 человек. А если учесть отпуска, учебу и другие временные затраты, то коэффициент для нормальной рабочей загрузки ультразвуковой аппаратуры должен быть не менее 2.5 высококлассного и уже подготовленного медработника на один аппарат ультразвуковых исследований пятого класса стоимости, т.е. стоимости под 300 тысяч долларов США. Поставка в данную область была завышена в 4-5 раз!

А надо ли было их столько и аппараты какого стоимостного класса куда поступали? Кто это анализировал? Ведь в регионах, особенно в Ц.Р.Б. зачастую нет специалистов, которые в состоянии интерпретировать получаемую дополнительную информацию, их просто этому не учили. Гвозди забиваем золотым молотком!

То же самое и по рентген технике. Показательна по этому вопросу информация из Архангельского региона. Снимали современную рентген технику, а взамен ставили полученную по линии Национального проекта аппаратуру более слабую. В Сыктывкаре как большую предстоящую победу считают загрузку весьма дорогостоящего Рентгеновского мультиспирального компьютерного томографа работой в две смены. А он может себя только окупить за 5 общепринятых лет при своей рабочей загрузке не менее чем в 2.5 смены.

Экономические убытки были заложены ещё на стадии закупки! А с экрана — только победные реляции о поставках медицинской техники…. Никаких средств Национального проекта не хватит при такой бесхозяйственности на наше здравоохранение. Поэтому мы и бедны в развитии своей медицины, что не научились считать стоимость оказываемой медицинской помощи.

Нельзя вообще ничего распределять в регионы.

Только через региональные медицинские тарифы, экономически подкрепленные средствами Национального проекта, НЕОБХОДИМО создавать возможность во всех регионах страны способным медицинским учреждениям зарабатывать на новую технику. Под словом «способным» подразумеваются те лечебные учреждения, результаты которых в лечении отдельно взятых видов болезней (нозологий) могут сравниваться с лучшими результатами в стране по этим же заболеваниям. Иначе только коррупционные связи и откаты и будут процветать, а не наше здравоохранение.

При этом в России два десятка лет игнорируются законы медицинской экономики, на правительственном уровне практически не ведутся разговоры о реальной стоимости медицинской помощи. Поэтому страна и не знает её стоимости. Действие устаревшего закона о медицинском страховании происходит на фоне отсутствия экономически обоснованных величин финансовых компенсаций лечебным учреждениям за оказанную медицинскую помощь. Не функционируют в стране и современные автоматизированные тарифные технологии на различные виды медицинской помощи (вернее они совсем не используются из-за их невостребованности Федеральными структурами). Моя личная попытка несколько раз хотя бы их представить и продемонстрировать возможности современных общегосударственных тарифных технологий, каждый раз наталкивалась на полное безразличие лиц, напрямую за это отвечающих.

А ведь в их многолетнем создании и наполнении необходимой информацией, экспертизе участвовали сотни ученых, затрачены громадные средства !!!

И при этом, в каждом регионе Российской федерации создаются свои региональные тарифы, практически лишенные системы государственного координирования в своих составляющих, и действующих вне единой конкурентной среды. В стране не создается единого конкурентного поля для медицинских учреждений и врачей одной специальности, в разрезе сравнения результатов лечения конкретных видов болезней или использования отдельных медицинских технологий.

У заболевших граждан Р.Ф. практически нет возможности получать информацию о результатах лечения в той или иной больнице по интересующему пациента в данный момент заболеванию.

А если семейный или участковый врач заболевшего и захочет что-то узнать о результатах работы конкретного медицинского учреждения или конкретного врача, то это будет расценено большинством медицинского сообщества как внутрикорпоративное некорректное поведение со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И именно для решения таких больших и непростых задач и предлагаю разделить нынешнее министерство Минздравсоцразвития на два отдельных министерства и во главе медицинского ведомства поставить «аналог-А.Чубайса». А может и самого А. Чубайса? Тем более что с лета 2008 года он остается безработным по завершении своей явно успешной карьеры в энергоструктурах.

Предлагаю вспомнить читателям как возглавляемое им Р.А.О. «Е.Э.С.» последовательно отключало за неуплату тарифов по электроэнергии целые поселки, заводы, вплоть до объектов министерства обороны. Сколько было недовольных, (детей пугали Чубайсом), но по прошествии всего нескольких лет платить за энерго тарифы вошло в привычку для всех руководителей различного ранга. Уже никто не оспаривает обязательность платежей за электроэнергию (читай за тарифы). В отрасль пошли триллионы рублей частных инвестиций. Обязательность платежей за полновесные медицинские тарифы также должна стать непреложным правилом!

Именно такого рода топ — менеджмент и необходим сегодня нашему здравоохранению. Отношение общества к величине медицинских тарифов (к их оплате) т.е. к модернизации нашей медицины необходимо менять от действующего «…медики как то обойдутся?» на предстоящее и правильное «...сколько стоит медицинская помощь»!

Большой энергии и настойчивости требует и предстоящее изменение системы оплаты труда в здравоохранении. 15 января 2008 года Президент В.Путин выступая перед членами Совета Федерации сказал дословно «… зарплата работников бюджетной сферы должна быть равной зарплате в промышленности конкретного региона…»

Эта идеология 15 лет тому назад была заложена в наши технологии и мне ещё в 90 е годы на 1, 2, и 3м Пироговских сьездах врачей России неоднократно приходилось её озвучивать и писать об этом в средствах медицинской информации и текст был именно в нынешнем Президентском изложении.

Как мы это решали идеологически при формировании информационных технологий по расчету медицинских тарифов?

За основу берется средняя зарплата в промышленности данного субъекта Р.Ф. и происходит привязка этой подвижной цифры к величине средне отраслевого разряда Е.Т.С. среди работников здравоохранения в конкретном Регионе. В явно дотационных регионах такая средняя «эталонная» величина по зарплате в промышленности этого региона должна выводиться научным путем для баланса интересов. Нынешним пожеланиям Президента мы нашли путь логического информационно — техногенного применения много лет тому назад, но все эти годы высокие медицинские чиновники весьма успешно от таких взглядов и подходов отмахивались. Вероятно из-за отсутствия ответственности, инициативы, которые обязательно должны быть у чиновников государственного уровня!

Поэтому у меня имеются большие сомнения в реализации таких, даже высказанных Президентом взглядов, без законодательных решений. А там просматривается определенная инертность комитета по здравоохранению. Ведь в Государственной Думе уже много лет не принималось ни одного серьёзного закона для модернизации нашего здравоохранения.


Так что пожелания видеть А.Чубайса медицинским топ- менеджером
имеют под собой весьма приличную основу.

Жизненно важно уже сегодня создавать полноценные и экономически грамотные многокомпонентные тарифы на медицинскую помощь и постепенно именно Чубайсовскими методами приучить всех руководителей, прежде всего руководителей регионов Р.Ф., платить по этим тарифам.

Поэтапно, обрабатывая достаточно большие массивы информации, мы сможем рассчитывать, для грамотных взносов-платежей в Территориальные Фонды, в каждом регионе России величину поло-возрастных нормативов финансирования детского населения, пенсионеров, работников бюджетной сферы. Будет переосмыслено и введено понятие «величина медико — страхового покрытия года» для низкорентабельных предприятий и предприятий, вносящих сегодня в фонд медицинского страхования слишком незначительные суммы. Ведь работники таких предприятий в этих случаях получают свое лечение по программе обязательного медицинского страхования, за счет средств выделяемых для лечения пенсионеров и детей. Разве это справедливо и социально оправдано.? Эту практику необходимо менять.!

По мере принятия законодательных и управленческих новаций в этой сфере должна работать специальная цепочка расчетов по всем этим направлениям.

Не должны быть источником наполнения Территориальных фондов Обязательного медицинского страхования (об этом писали в «Медицинской газете» № 78 — 2007 год) удачные личные встречи Исполнительного директора Федерального Фонда О.М.С. Д. Рейхарта с главами регионов Российской Федерации.

А если губернатор в регионе сменился, — тогда новая высочайшая поездка из Федерального фонда становится вновь актуальной? Такие подходы должны изживать себя из-за своей неэффективности! Нужно создавать медицинскую экономику, которая первична, а финансовые потоки в здравоохранении все же вторичны, особенно сейчас — в пору острой необходимости в модернизации нашего здравоохранения! Огромный пласт работ для нового департамента «Модернизации здравоохранения », созданного в Федеральном фонде ОМС.

Заработает медицинская экономика, тогда и начнется действительный учет средств идущих на оказание всей медицинской помощи.

Пока такого учета нет. Но суммарно денег на медицину идет и сейчас немало. А если все же начинать работать по грамотным тарифам и жестко проверять результативность лечения в разрезе отдельных заболеваний, то и приписывать работу и стремится к избыточности медицинской помощи станет абсолютно невыгодным, начнет резко усиливаться и качество оказываемой медицинской помощи в наших лечебных учреждениях.

К тому же, наши медики начнут на практике осознавать аксиому, что высококачественная медицинская помощь в экономическом плане стоит дешевле, чем медицинская работа с плохим качеством. Ведь диагноз ставится более быстро и точно, отсутствуют затраты на исправление осложнений и много чего другого, что приводит к экономии средств, при оказании именно высококачественной медицинской работы. К сожалению эти мысли у нас в обществе, включая медицинское сообщество пока не бесспорны!

Но страны , где медицина имеет приличные конечные результаты в лечении своих заболевших сограждан, продвигаются именно в этом направлении, особенно после публикации известных работ Майкла Портера и его единомышленников из Гарвардского университета. Колоссальных усилий потребует формирование конкурентной среды в Российском здравоохранении, что многими медработниками будет восприниматься отрицательно, особенно на первых порах. Но к пониманию этой необходимости общество рано или поздно все же придет. Административными мерами, да к тому же при трудно контролируемых финансовых вливаниях в виде средств Национального проекта, изменить отношение медработников к качеству своей работы вряд ли получится.

И как результат, один из регионов страны уже обратился с просьбой в министерство Минздравсоцразвития Р.Ф. с просьбой разрешить на местах снижать финансовые выплаты по Национальному проекту при низком качестве работ. Просят разрешить контролировать качество оказываемой медицинской помощи через административные системы, разработанные естественно в местных административных структурах. Весьма серьёзная стратегическая ошибка!

Вместо того чтобы за счет средств бюджета и средств Национального проекта «Здоровье» снабжать подряд все лечебные учреждения современной техникой (где она используется с незначительной нагрузкой и где не всегда даже умеют трактовать полученные результаты), намного эффективней внедрение более современной идеологии, основанной на создание конкурентности в Российском здравоохранении. В этом случае будет необходимо определяться с ценностью медицинской помощи (т.е. проводить анализ соотношения: рубль затрат / оказанная медицинская помощь, а более точно результативность по конкретному заболеванию). Ведь если будет работать и анализироваться такая математика, то некачественная работа будет ухудшать результаты работы конкретной больницы, персональные результаты конкретного врача при лечении им конкретной болезни.

При этом в обязательном порядке должна осуществляться ориентация на « результат лечения », а не на выполнение стандартов, что в здравоохранении все же вторично. ! Если принять главную ориентацию на «результат лечения », то гласность для потребителя медицинской помощи, как по конкретному лечебному учреждению, так и по интересующему его врачу должна предоставляться в полном объеме. Необходимо (естественно с учетом географических возможностей) направлять больных не в близлежащую больницу, а направлять в ту больницу где результаты лечения по конкретному состоянию (т.е. его болезни ) более лучшие. При плановом лечении в этом вопросе нет противоречий вообще, а при оказании экстренной помощи на первом месте должен быть вопрос допустимого времени. Скажем при инсульте это 3-х часовой временной промежуток, когда больного необходимо направлять не в близлежащую больницу, а в ту больницу, где ему может быть НА СОВРЕМЕННОМ уровне оказана высокоспециализированная помощь, в том числе и оперативная и где для этого есть все необходимое и все возможности.

Практика, укоренившаяся с советских времен, лечить в любой больнице почти все (и зачастую весьма слабо) должна быть оставлена.

Яркой иллюстрацией несуразностей в системном управлении здравоохранения является недавняя январская госпитализация известного всему миру писателя А. с инсультом в одну из Московских больниц и последующий его перевод из этой больницы для операции в Н.И.И. им. Склифосовского. Намного эффективней была бы прямая госпитализация писателя (и любого гражданина с аналогичным диагнозом) в то медицинское учреждение, где имеется полный цикл, для оказания конкретной медицинской помощи.

Лечить болезнь должны там, где приблизились к лучшим стандартам в лечении этой конкретной болезни. Да, это сложно, но это путь правильный и имеет будущее в своем развитии. Должны создаваться таблицы по результативности лечения и не по больницам в целом, а результаты (вернее информация о них) должна пациенту предоставляться на уровне лечения ЕГО конкретной болезни, состояния и т. д. Это и будет наиболее действенной мотивировкой в борьбе за качество предоставляемой медицинской помощи.

Возможно, имеет смысл создать государственный Информационный центр для обработки поступающих баз данных и ознакомления населения и медработников с такой обработанной информацией.

Как пример: в Швеции населению и медработникам предоставляется информация о результатах лечения по всем 68 их больницам. В России у заболевшего человека, у его семейного врача должно быть право получать помощь вне географического прикрепления к конкретной больнице. Таким образом, мы будем заставлять лечебные учреждения зарабатывать себе право на медицинскую практику, на достаточный объём работы. Далеко не все медицинские учреждения страны выдержат такие условия. Некоторые или перепрофилируются или будут вынуждены значительно улучшать свои качественные результаты. Проблемы маломощных и отдаленных больниц, проблемы качественного в них лечения в этих случаях придется решать через системы субвенций на каждый рубль, заработанный ими через медицинские тарифы. Так начнет формироваться качественный рынок оказания медицинской помощи в стране, основанный на экономике.

Мне неизвестен в стране топ — менеджер, кроме А.Чубайса который в короткие сроки смог бы модернизировать целую отрасль, особенно помня, что необходимо привлекать весьма большие частные инвестиции в наше здравоохранение. Причем не надо забывать, что он пришел в энергетику в качестве главного менеджера, в совершенно новую для себя структуру, что давно практикуется в западных странах. Медицинская задача ему предстоит посложнее, чем реструктуризация Р.А.О. «Е.Э.С.», но у него имеется опыт руководства новым направлением.

Пофантазируя и представляя А.Чубайса руководителем вновь воссозданного Минздрава, подбрасываю ему мысль по нивелированию ущерба от первых шагов работы так называемых Центров высоких технологий, раз уж серьёзные специалисты не смогли скоординировать процесс оказания высокоспециализированной помощи в самом начале их создания.

Ведь в среде медиков мысль о их (Центрах высоких технологий) необходимости и местах их расположения всегда подвергалась большому сомнению. Все знают, что федеральные и некоторые региональные специализированные центры, давно работающие и имеющие свою многолетнюю историю и традиции, загружены всего — то на 50 — 60 процентов своих возможностей. Они легко бы увеличили объёмы своей работы при условии финансирования на уровне всего половины от тех средств, которые теперь будут затрачены на Центры высоких технологий. А так в масштабе государства при их открытии просматриваются неизбежные потери, и они весьма значительны.

Но раз они уже произведены, то при их открытии сотрудников этих (к примеру, кардиохирургических) Центров стоит принимать первично на работу в Московский Н.И.И. кардиохирургии к Академику Лео Бокерия. На западе это называется работа «больница внутри больницы». За этим стоит целая цепочка управленческих, медицинских и правовых взаимоотношений, но они направлены, прежде всего, на высококлассную специализированную работу на периферии страны сразу, а не по прошествии 10-15 лет.

Это несколько снизит процент отрицательных результатов в работе таких Центров (особенно в первый десяток лет). Комментируя предстоящее открытие одного из таких центров в городе А. , известный на всю страну кардиохирург А., сказал дословно «…. Пусть вначале построят своё кладбище…». Неэтично сказал, но он ведь сказал истину. Там нет научной школы, подготовленного персонала, опыта в технологии выхаживания кардиохирургических больных и многого другого, что будет сказываться на создаваемой для больного ценности.

И главное. Больные, поступающие в новый кардиоцентр в городе А., будут рассчитывать на уровень качества и результаты лечения, которые на сегодня уже достигнуты в клинике Лео Антоновича. Имеет ли моральное право общество подвергать больных, не владеющих информацией, на в прямом смысле неоправданный риск их единственной жизнью.? Открывая недавно кардио центр в Пензе, высококлассных кардиохирургов нашли! А осенью открывая следующий кардиоцентр в городе А,, а затем в городе К., – где будут находить новые целые подразделения кардиохирургов. Ведь каждый из них результат многолетней и индивидуальной подготовки. Так что вопросы еще предстоит решать.

Для ускорения создания конкурентной среды все вновь создаваемые Центры высоких технологий результаты своей работы должны размещать на Интернет ресурсах, и в местных средствах массовой информации. И хорошо бы рядом размещать сравнительные материалы по результативности (пока –хотя бы лучшие по стране). Если замалчивать даже первичную результативность работы новых Центров, то средства Национального проекта «Здоровье» будут замороженными в этих строениях на многие годы.

С проблемой конкуренции прямо связаны и вопросы коррупции в медицинской среде.

По моим наблюдениям, как правило, это связано с получением главными врачами государственных, муниципальных медицинских учреждений определенной финансовой самостоятельности, но при этом отсутствием реального контроля за расходованием средств.

Особенно это заметно при получении больницами средств от оказания платных услуг. Не пора ли в рамках Национального проекта прекратить оказание платных услуг в бюджетных медицинских учреждениях.? Просматривая материалы и дискуссию на сайте убеждаюсь, что многие рядовые медики за прекращение поборов с населения в виде платных услуг.

Может опыт Новосибирского региона по этапному сокращению доли платных услуг в общественном здравоохранении надо сделать общегосударственной стратегией.? Там начали с детства, теперь подходят и к взрослому населению в плане запрета оказания им платных услуг.

Не сомневаюсь, что на аппаратуре полученной в рамках Национального проекта или высвобожденной в результате таких поступлений, зачастую во многих регионах идет оказание платных услуг для населения. Это проверить практически невозможно. Причем в последнее время идет принуждение населения к платным услугам, и зачастую по тем заболеваниям и видам диагностики которые органично входят в программу обязательного медицинского страхования.

Во многих ли регионах Российской Федерации лапароскопические технологии делаются по программам медицинского страхования, т.е. абсолютно бесплатно? Ответ очевиден. Это пока редко где делается бесплатно для населения! В основном только за плату. Иногда стыдливо это называют, — платой « …. только за расходный материал». Правда всегда это осуществляется по невероятно завышенным ценам! А ведь применяя лапароскопические технологии, медики делают медицинскую помощь дешевле для общества, чем прежние полостные операции, по обще суммарным затратам для общества. Существует такое экономическое понятие как О.З.Б. (общие затраты на болезнь). Их теперь также необходимо просчитывать для ускорения в модернизации нашей медицины.

Расширение деятельности и даже агрессивное наступление в наших больницах (особенно в крупных городах) маркетинговых медицинских коммуникаций, уже требуют принятия быстрых управленческих и запретительных решений.

Недавно столкнулся с таким явлением лично. Мой зять сломал кости голени. Вместо того, чтобы срочно прооперировать, ему несколько дней настойчиво подсовывали заказ – направление с перечнем пластин и винтов зарубежной фирмы для их частного приобретения. И это невзирая на то, что у пострадавшего был даже дополнительный полис по Добровольному медицинскому страхованию. На этом заказе – направлении, с адресом фирмы, общей стоимостью в 35 тысяч рублей была четко записана Фамилия и остальные сведения о враче, выписавшем данный заказ. Осталось только указывать его личный счет в банке для узаконенного «отката» явно оговоренной суммы из этих 35 тысяч рублей. Так через слезы больных, (видел в палате зятя и такое), создается материальное благополучие отдельной, к сожалению уже ставшей довольно большой, группы врачей.Зачем стремиться к качественной работе, когда есть более легкий путь? Я смог перевести своего зятя в другую больницу для срочной операции, а многие не могут, да и не знают о незаконности таких требований.

Маркетологи из таких фирм привязывают часть врачей через системы личных выплат к своим расходным материалам, вместо того чтобы продемонстрировать публично медикам преимущества своего товара и легально поставлять в больницы такой товар, если он действительно высокого качества и превосходит отечественные аналоги. А как информация к размышлению о глубине медицинской коррупции читаю, что травматологи из многих западных стран закупают в Кургане и на Урале именно наши расходные материалы, как лучшие в мире для той же травматологии. Недавние телевизионные высказывания Д.Медведева о судьбе нашей медицинской промышленности весьма интересны. Но это если они не останутся всего лишь риторикой, если качество и цена отечественных медицинских технических изделий будут приемлемы и будут органично входить в состав медицинских общероссийских тарифов.

При этом необходимо на государственном уровне уменьшать громоздкость оформления авторских и лицензионных прав и уменьшать финансовую сторону ежегодной поддержки наших патентов при инновациях в отечественном производстве изделий медицинской промышленности.

Сможет ли Т. Голикова разорвать такие могучие цепи медицинской коррупции?

Кажется, что она скорее заплачет, чем наведет в этом порядок. Ведь главные врачи в больницах зачастую прекрасно осведомлены о таком стиле работы своих сотрудников и помогают им в этом.

Только жесткое администрирование и новые инновационные технологии, внедрением коих и известен А.Чубайс, сможет повлиять на изменение такой ситуации в нашем здравоохранении.

Грамотные тарифы и их работа в конкурентном поле, – это и есть один из основных путей модернизации всего Российского здравоохранения. И пусть в нашу медицину приходит частный капитал. Ведь пришел же он и весьма успешно в Российскую гемодиализную службу. Вполне уместен его приход и в другие высокие медицинские технологии.

За государством всегда должен оставаться только контроль за ситуацией. Для этого, возможно, все же необходимо идти на создание при всех больницах Наблюдательных советов, где главный врач является нанятым им (Советом) менеджером и отвечает за результаты своей работы.

На заре перестройки в Областной больнице, где я тогда работал хирургом, по инициативе сверху был избран тайным голосованием Совет Трудового Коллектива (С.Т.К.). Будучи в его составе, активно работал и наблюдал как год — полтора он интересно и плодотворно работал, затем все затухло, как и многое в то время. Идея была весьма хорошей, но реализовывалась без достаточной методологии и прав.

Ещё две важные проблемы потребуют нашего самого пристального внимания!
Это проблема работы врача первичной практики и системы мониторинга цен на медицинские закупки оборудования, инструментария и всевозможного расходного материала.

В стране проводится большая работа по популяризации профессии семейного врача, но за несколько лет их обучения и работы, число их работающих весьма мало!. Имеется всего несколько тысяч из необходимых стране 60 тысяч.

А ведь известен опыт по такой массовой переориентации из участковых терапевтов в семейные врачи на территории бывшей Г.Д.Р., где данная работа в основном была проведена всего за 1 год, после определенной подготовки и принятия ряда законодательных решений.

Мы в этом вопросе все время ведем споры и обсуждения. Руководители страны самого высокого ранга, включая Президента России, неоднократно вводились в заблуждение при посещении Самарского региона, где им демонстрируют (а нам по телевидению рекламируют приличный офис врача общей практики. На телеэкране зрительно он всегда один и тот же). Внешне, на первый взгляд Самарская система врача первичного звена жизнеспособна, но при более внимательном рассмотрении это мнение представляется небесспорным.

Такая система организации первичного звена будет жизнеспособна только при постоянных дополнительных финансовых вливаниях в эту систему. Формирование ими системы врачей общей практики в виде отделений центральных районных больниц является структурной управленческой ошибкой, тем более, что это происходит в «медицински продвинутом» регионе, которым несомненно, является Самарский регион.

Врач Общей Практики не имеющий личного счета в банке, не находящийся в договорных отношениях с поликлиниками и стационарами, не являющийся объектом индивидуального лицензирования и хозяйственного права, вряд ли сыграет существенную роль в медицинских реформах, на что надеется население и Правительство.

Выведение врачей первичного звена из подчинения ближайшей поликлиники, наделение их самостоятельностью будет встречать большое сопротивление медицинских чиновников, и это может при медленном реформировании здравоохранения страны загубить все дело. Чиновники вполне могут все затормозить. А мелкие неизбежные ошибки будут использованы ими для отказа от придания им (врачам первичного звена) необходимой самостоятельности.

Большая работа предстоит также в области координации государственного ценообразования при формировании медицинских тарифов.

Как пример: в кардиохирургии из 10 тысяч наименований — позиций необходимого расходного материала, почти 98 % не производится в России. По стране, по всем специальностям и направлениям — это суммарно находится где-то на уровне 200 тысяч необходимых позиций. Неужели мы не смогли бы производить хотя бы половину из этого перечня.?

Необходимо формирование Государственного реестра не производимого в стране расходного материала для здравоохранения и принятия всех возможных мер для сокращения этого списка. Море возможностей для частных инвестиций, включая закупку иностранных лицензий и т. д. и т. п...

Делать государственные заказы для уменьшения этого списка можно и по линии инновационных проектов, грантов и по другим направлениям.
Необходимо, там, где возможно уходить от такой импортной зависимости и нынешнего ценового хаоса в этом вопросе. Уверен, что необходимо в безотлагательном порядке приступить не к усилению, а по сути необходимо ВПЕРВЫЕ приступить к государственному регулированию (возможно лишь к координации) работ по формированию «стандартов материальных затрат» на каждый оказываемый в Р.Ф. вид медицинской помощи.

Данная системная работа в 2005 году разворачивалась совместно с нами на базе 1-й Центральной Клинической Больницы О.А.О. « Р.Ж.Д. » и с небольшими затратами могла бы быть сегодня восстановлена и использована в масштабе всей страны.

И в этом вопросе необходимо с использованием возможностей современных И.Т.(информационных технологий) проводить мониторинг средне-взвешенных цен на различные виды материальных затрат. Ведь можно же в режиме реального времени иметь информацию о действительной стоимости расходных материалов по всем необходимым тысячам позициям. Тогда и для коррупции места останется немного. Иначе мы будем продолжать закапывать в песок миллиарды общественных рублей.

В качестве иллюстрации вышесказанного. 2005 год я работал в г. Москве. На одной из выставок ознакомился с журналом «Партнер Медицинский бюллетень» № 36 за 2005 год. Аппарат для У.З.И. «Алока SSD — 5500 с 3 стандартными датчиками» и одного месяца выпуска имел в г. Москве диапазон цен от 120 тысяч долларов до 380 тысяч долларов. И представьте, осуществив серию телефонных звонков по дилерской сети, я выяснил, что в основном приобретаются ультразвуковые аппараты стоимостью по 250 -380 тысяч долларов. Имеет смысл задуматься над причинами такого явления.?

В состоянии ли работники счетной палаты Р.Ф.,я уж не говорю об их сотрудниках в регионах, эти процессы отслеживать, не имея специальных информационных технологий. Конечно не в состоянии.!

Если эти направления не координировать методами государственного тарифного регулирования (совершенно не вмешиваясь в систему закупок аппаратуры конкретным лечебным учреждением), то такие внеэкономические подходы и возможность таких вне конкурентных приобретений, «переработают» средства еще нескольких Национальных медицинских проектов «Здоровье», без получения дополнительной реальной помощи населением России.

Со слов Т.Голиковой данную работу осуществляет система Росмедтехнологии, — но медицинской общественности, да и медицинским управленцам в регионах страны вряд ли что то известно о таких наработках?

Медицина — это та отрасль, которая в состоянии «освоить» средства в десятки раз превышающие те финансы, которые выделены в рамках нынешнего Национального проекта «Здоровье».

Для противодействия такой чиновничьей вольницы необходимо Росздравнадзору выработать единые правила игры. А уже по ним, в будущем, сотрудникам страхового бизнеса и больничным управленцам можно будет прогнозировать расходование средств участвующих (однократно или многократно) при оказании медицинской помощи.

Это необходимо прежде всего для того чтобы материальные затраты в медицинских учреждениях осуществлялись не по запредельным ценам, а были логичными и приобретались на конкурирующем рынке. Именно при функционировании грамотных тарифов на медицинскую помощь, работающих в конкурентной среде и ориентированной прежде всего, на результат для пациента, при выписке индивидуальных счетов, мы реально сможем подойти к модели одноканального финансирования нашего здравоохранения.

В специализированной медицинской прессе давно муссируется мысль о необходимости одноканального финансирования. Даже озвучен десяток регионов России где будет проводится этот эксперимент. Но совершенно неясно и кто может объяснить, как это можно будет осуществить без медицинской экономики.

P.S. Лично я, как обычный гражданин России отношусь к господину А.Чубайсу весьма отрицательно, за столь чудовищно умную приватизацию, проведенную им со товарищами. Может, работая министром здравоохранения, он получит индульгенцию у народа России за такую приватизацию. Удачи ему в новой возможной работе!

Конечно я – уже немолодой фантазер, но когда писал эту статью, то только представлял информацию к размышлению для нашего общества.

21.04.08 г. С уважением.

Николай Наглый. Директор частной медико-экономической лаборатории г. Мурманск.

  1. irina
    12 Декабрь 2009 в 20:51 | #1

    А что,мысль интересная. Чубайс вскоре (как обещал Президент Рф останется без работы) так как РОСНАНО -как госкорпорация будет подвергнута приватизации. И Чубайс высвободится и после небольшой подготовки (месяц ему хватит) может взяться за модернизацию нашей медицины. Ну не тянет же госпожа Голикова — здравоохранение — её мед. коментарии по Перми весьма далеки от профи! Так что Чубайса в Медики приветствую.

Оставьте эти два поля как есть:

Защищено Invisible Defender. Показывать 403 для 401 454 плохих парней.

hogan outlet hogan outlet online louboutin pas cher louboutin pas cher tn pas cher nike tn pas cher nike tn pas cher nike tn pas cher nike tn pas cher nike tn pas cher nike tn pas cher nike tn pas cher air max pas cher air max pas cher air max pas cher air max pas cher air max pas cher air max pas cher golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose outlet

Free Web Hosting